Top

Турция: уроки будущего

Это статья, написанная журналистом Натальей Дегтяревой для «Практического журнала для учителя и администрации школы» с использованием материалов сайта.

Тема обучения детей-иностранцев в турецких школах становится все актуальнее, поэтому я решила опубликовать эту статью полностью, несмотря на то, что в статье содержатся материалы, уже опубликованный на сайте ранее. Тексты моих материалов выделены курсивом.


Полина А., переводчик, преподаватель турецкого языка. г.Аланья, Турция
Наталья Дегтярева, журналист. г. Москва

23 апреля в Турции торжественно и ярко отмечают государственный праздник – День детей, а одновременно еще и День независимости. Но последовательность именно такая: сначала день детей и только потом – день независимости. Так завещал создатель турецкой республики Мустафа Кемаль Ататюрк, который был убежден и убеждал своих сограждан, что будущее нации, а, значит, и ее независимость, формируется с детских лет.

Сегодня мы рассказываем о школьном образовании в Турции. И для начала я хотела бы представить своего соавтора. Полина А. – журналист, переводчик, но главное, она мама обычного семиклассника рядовой школы турецкого города Аланья. Мы познакомились и подружились за четыре месяца моей летней командировки в Турцию. Взгляд на школу не педагога, а родителя ученика всегда интересен своей одновременно и отстранённостью от педагогического процесса и пристальностью, может быть, даже предвзятостью оценки. Вот почему основную роль рассказчика о турецкой школе я отдаю Полине А., а себе оставляю право только дополнить заметки Полины своими личными наблюдениями и информацией, почерпнутой из бесед с другими родителями и учителями турецких школьников.

Первый раз в третий класс

Первые два класса мой сын успешно окончил в российской школе. А потом мы переехали в Турцию и, признаться, вся семья была озабочена тем, как пойдут его дела, и сможет ли он здесь учиться, не придется ли потерять год и вернуться во второй класс. Мы и раньше жили в Турции, и тогда мой сын уже неплохо говорил по-турецки. Но за два года, проведенные в России, несмотря на мои усилия, многое подзабыл. Поэтому мы специально приехали в Турцию примерно за месяц до начала учебного года, чтобы было время наверстать упущенное. Сначала мой сын стеснялся разговаривать на турецком, но хватило двух недель общения с соседскими детьми, чтобы все встало на свои места.

В Алании большой выбор учебных заведений – начиная с государственных школ и заканчивая частными колледжами. Государственные школы записывают детей по принципу прописки, как в России. Частные же школы принимают всех, были бы у родителей деньги. Нам повезло: одна наша давняя знакомая работала в государственной школе, находящейся в нашем районе, и к тому же перевела своих учеников в третий класс. Мы, естественно, записались в ее класс. И пока в районном отделе образования готовились документы, подтверждающие, что российское образование первых двух классов нашего сына соответствует уровню турецких школ, и что он может учиться в третьем классе, он посещал школу в статусе вольнослушателя. Это означало, что он мог присутствовать на всех уроках и участвовать во всех тестах и контрольных работах, но его результаты официально не учитывались до тех пор, пока его документы не были оформлены и он не был зарегистрирован в единой электронной системе E-okul (“Электронная школа”). В Турции российские школы имеют большой авторитет, и получение необходимых документов было всего лишь формальностью. Вскоре мы их получили, и наш сын стал обычным учеником рядовой государственной турецкой школы.

Турецкая школа в том виде, в каком она сейчас существует, появилась в начале 20-х годов прошлого века. Тогда, в период становления Турецкой республики и проведения реформ во всех сферах жизни государства, школы при мечетях, которые существовали в Османской империи, были полностью упразднены, и вместо них созданы государственные светские учебные заведения. Тогда же по заданию и при непосредственном участии руководителя страны Мустафы Кемаля Ататюрка на основе латиницы был создан алфавит для турецкого языка.

Позже в стране появились частные школы и иностранные лицеи. Но государственные школы остались основным местом образования турецких детей. В последние годы количество частных школ стремительно растет, многие турки, желающие, чтобы их дети впоследствии получили высшее образование, стремятся отдать ребенка именно в частную школу, даже несмотря на то, что обучение в частных школах стоит от 10000 до 40000 лир в год ( т.е., примерно, от 5.5 до 20.5 тысяч долларов).

Вообще же, говоря об образованности турецкого общества, приходится только в очередной раз повторить банальное: Турция – страна контрастов. С одной стороны, государство развитию сферы образования уделяет большое внимание, престиж высшего образования высок, в стране много университетов. С другой стороны, в турецкой провинции (к которой, кстати, вполне можно отнести и Аланью) очень много людей, имеющих за плечами только начальную школу. На родительских собраниях уже, допустим, в шестом классе немало родителей, которые с трудом понимают требования, предъявляемые учителем их детям. Но это не мешает им прекрасно вести бизнес.

Всеобщее и бесплатное

Поскольку школа наша государственная, то обучение в ней бесплатное. Тем не менее, при записи ребенка в школу администрация требует добровольно-принудительное пожертвование в пользу школы. Обычно берут деньгами, но мы договорились, что мой муж подготовит к учебному году все компьютеры, что есть в школе (около 30 штук), а также поможет в выборе марок и цен проекторов и сканеров.

И все-таки бесплатное образование в Турции наглядно и осязаемо. Меня удивило, что каждый ученик (даже мой сын, будучи в статусе вольнослушателя) бесплатно получил пакет с комплектом новых учебников. Раньше в Турции, как и теперь в России, учебники своему ребенку должны были покупать родители, что стоило недешево, и поэтому многие семьи не имели возможности отправлять детей в школу. Теперь же правительство взяло эти расходы на себя. Большинство заданий делается прямо в учебнике – что-то дописать, подчеркнуть, нарисовать, поэтому учебники уже не могут использоваться на следующий год, и новые ученики получают свежий комплект книг. Говоря «книг», я не оговорилась: к учебнику по каждому предмету прилагается «рабочая книга» с тестами и домашними заданиями.

За что в турецкой школе все-таки приходится платить? Во-первых, за питание. В большинстве школ нет столовых, есть только буфеты, где можно купить сэндвич, тост, пирожок, чай, сок или айран. Многие дети ездят обедать домой (если позволяет расписание уроков). Поскольку школы здесь обычно расположены по одной на достаточно большой район и часто далеко от дома, многим детям в школу и из школы приходится добираться на специальных автобусах (так называемых «сервисах»). Это микроавтобусы, которые в оговоренное время забирают ребенка прямо от его дома и везут в школу, собирая по дороге остальных детей из этого же района, а потом точно так же развозят по домам. Стоит это удовольствие 120 лир в месяц (примерно 2000 руб.). Зимой, когда льют проливные дожди, «сервисы» просто незаменимы. Кроме того, ребенку не нужно тащить на себе тяжелый портфель. Хотя у каждого ученика в классе есть своя полка, где он может держать учебники и тетради, портфель часто все равно получается тяжелым. «Ненужные» учебники остаются в школе, домой берут только те предметы, по которым задали домашнее задание.

Подчеркнем, говоря о бесплатных учебниках, Полина имеет в виду именно государственную школу. В частных учебники покупают сами родители. Причем, в каждой школе набор учебников и пособий разный, хотя программа по основным предметам и единая.

И еще об одной статье семейных расходов на школьников нужно не забыть. Речь идет о форме. Учащиеся всех частных турецких школ носят форму, в каждой школе она, разумеется, «единственная и неповторимая». Что касается государственных школ, то до 2013 года их учащиеся также носили форму – синие платья с белыми воротничками у девочек и такие же тужурки, с теми же воротничками, у мальчиков. Теперь форму в государственных школах Турции отменили и, поверьте, было довольно весело слушать стоны турецких мам по этому поводу, почти дословно повторяющие возмущения многих российских родителей, касающиеся совершенно противоположного действия государства – стремления одеть российских школьников в единую форму. И там и там родители за действиями государства усматривают в первую очередь экономическую подоплеку: В Турции – стремление переложить расходы на повседневную «рабочую» одежду школьника только на плечи родителей, в России – «подкормить» за счет семей учащихся предприятия легкой промышленности, которые будут выпускать эту форму. Но показательно другое: в Турции, говорят, отменой формы недовольны и сами учащиеся, особенно девочки. Как не задуматься при этом об особенностях восточного менталитета?

Мы все учились понемногу…

В программе начальных классов государственной турецкой школы примерно те же предметы, что и в российской школе: математика, родной язык и литература, окружающий мир (по-турецки он называется «Hayat bilgisi», или что-то вроде «Информации о жизни»), музыка, рисование, «технология» (то, что в советской школе называлось «труд»), физкультура.
Мне сразу понравился учебник по окружающему миру. В отличие от российского учебника, где детей в начальной школе учат, что «рыбы – это животные, покрытые чешуей, но не все» (цитата из нашего российского учебника, не помню автора), в Турции детей учат, как себя вести за столом и с незнакомцами, как важно смотреть на дату изготовления при покупке йогурта и других продуктов, какие бывают «волшебные» слова, что такое «своё мнение», как важно его иметь и уметь высказывать, и много чему еще.

Преподавание иностранных языков начинается с четвертого класса (на мой взгляд, слишком поздно). Физкультуре, к сожалению, уделяется очень мало внимания и времени – всего один час в неделю, да и то в это время дети больше предоставлены себе – мальчики играют в футбол, а девочки – в «вышибалы».

В целом школьная программа вполне доступна для восприятия среднестатистического ребенка. Естественно, в начале учебы в турецкой школе мне приходилось помогать сыну с уроками. Около месяца мы каждый день сидели до позднего вечера, обложившись книжками и словарями, искали что-то в Интернете, чтобы понять, в чем состоит домашнее задание и как его делать. Но потом все наладилось, и сын преимущественно сам стал со всем справляться. Тем более, что несколько раз в неделю в школе выделяется время для подготовки домашних заданий в присутствии учителя, где ученики могут разобрать непонятные им темы.

И здесь, придется опять вернуться к вопросу о семейных затратах на образование. Дело в том, что самой большой проблемой государственных школ всегда была переполненность классов – 50-60 человек. Обучение велось по принципу «вот и сказочке конец, а кто слушал — молодец». Усвоен материал ребенком или нет – учителей не волновало. В последние годы было принято решение о разделении классов так, чтобы в них было не больше 30 человек. Но согласитесь, и тридцать «гавриков» – это много для того, чтобы учитель смог со всей ответственностью «дойти до каждого». Естественно, из-за большого количества учеников качество образования падает. Поэтому многие ученики помимо школы ходят еще в «dershane» — платные учебные заведения дополнительного образования, где они могут заниматься с преподавателем индивидуально или в небольшой группе. Там, по сути, им рассказывают то же самое, что и на уроках в школе и помогают делать домашние задания. Считается, что если родители хотят, чтобы их ребенок поступил в хороший колледж, а потом в ВУЗ, то посещать «дерсхане» просто необходимо.

Эти же «дерсхане» в качестве подготовки к годовому тестированию несколько раз в год проводят промежуточные тестирования всех учеников. Тестирование стоит 2-3 лиры.

Ничто демократическое нам не чуждо

Несколько месяцев назад по российскому телевидению был показан фильм китайских документалистов о выборах старосты младшего класса одной из китайских школ. История, полная интриг, черного пиара и далеко некорректных политтехнологий, в которой действующими лицами и исполнителями выступали десятилетние дети, смотрелась как реальный выборный триллер о стране победившей демократии. Каково же было мое удивление, когда Полина рассказала, что аналогичные истории – повседневная жизнь турецкой школы.

В больших классах учителю трудно поддерживать порядок. Поэтому в классе всегда есть староста, правая рука учителя. Старосту обычно выбирают сами ученики. Перед голосованием «кандидаты» проводят настоящую предвыборную кампанию, обещая кому свою коллекцию наклеек, кому лояльное отношение в случае «победы», а кому-то грозя тем, что «не будут с ними играть».

Задача старосты – поддерживать порядок в классе во время отсутствия учителя. После того, как прозвенел звонок на урок, все должны быть в классе и в тишине ждать его прихода. Староста записывает имена «хулиганов» на доску, после чего они получают наказание в виде плохой оценки за поведение или дополнительного домашнего задания. Несмотря на явную роль стукача, быть старостой класса считается очень престижным – хотя бы потому, что его имя уж точно не напишут на доске.

Реформы, реформы…

Турецкая школа, так же, как и российская, переживает сегодня эпоху перемен и реформ. В 2012 году в стране вступил в силу новый закон об обязательном образовании. Теперь это не 8 лет, а 12. Так называемые три этапа: 4 года –начальная школа, 4 – средняя и 4 года – лицей. Закон так и называют «4+4+4».

Ходить в школу турецкие дети начинают, достигнув возраста 66 месяцев (5,5 лет). В первый учебный год они ходят в так называемый подготовительный класс (ana sınıf), который по организации образовательного (я специально не употребляю слово «учебного») процесса схож с подготовительной группой российских детских садов. По итогам первых 4 школьных лет ученику выдается диплом об окончании начальной школы, потом – средней, и, наконец – лицея, полного среднего образования.

В средней школе учащиеся уже выбирают специализацию (гуманитарные, технические, естественные науки). Что очень важно, этот выбор – не «приговор». Ученик имеет право находиться в поиске и менять факультативы. Разумеется, не бесконечно. После окончания лицея или профессионального училища выпускники могут поступать в вуз по результатам единых экзаменов (столь знакомых нам ЕГЭ). При этом выпускники профессиональных училищ могут продолжить обучение в высших учебных заведениях в соответствии с той специализацией, которую они получили в своем училище.

Кстати, в ходе турецкой школьной реформы детям разрешили переходить из общеобразовательных школ в профессионально-технические училища и религиозные гимназии начиная с 10 лет, гораздо раньше, чем прежде. Власти Турции убеждены, что таким образом будет стимулироваться длительное пребывание детей в средних учебных заведениях и повышаться качество образования. Далеко не все турки с этим согласны. Общественность страны рассматривает эту новацию как часть масштабного плана правящей партии «Справедливость и развитие» по увеличению религиозного влияния на жизнь общества.

Суть полемики в следующем. С одной стороны в Турции для многих родителей религиозные гимназии кажутся предпочтительнее государственной школы, поскольку считается, что уровень религиозного образования и нравственного воспитания в них значительно выше. Особенно это важно для девочек.

С другой стороны, в стране кроме религиозных гимназий существуют так называемые «имам-хатыб» — своеобразный вариант религиозных «профессиональных училищ», которые первоначально создавались для обучения и подготовки имамов. С начала 70-х годов прошлого столетия «имам-хатыб» начали расти в стране, как грибы. И сейчас количество их выпускников значительно превышает потребность Турции в практикующих имамах.

Так вот по действующим до сегодняшнего дня правилам выпускники «имам-хатыб» могли поступать далеко не во все вузы и не на все факультеты. А теперь в турецком обществе всерьез обсуждается намерение правительства отменить существующие ограничения «профильного» поступления в вуз и тем самым облегчить и для выпускников «имам-хатыб» и религиозных гимназий поступление на различные отделения высших учебных заведений. Что в дальнейшем откроет для них широкую дорогу на государственную службу.

Компьютер не рассуждает и не читает книг

Все «дела» учеников ведутся в электронном виде и хранятся на удаленном сервере. Доступ к ним осуществляется через веб-сайт на котором родители могут узнать расписание занятий, замечания учителей, оценки за уроки и поведение, сведения о пропусках занятий, даты и результаты контрольных работ, записи о переводе в следующий класс, и многое другое. Для входа в систему нужно ввести номер удостоверения личности ученика (номер «кимлика») и номер ученика, присвоенный ему в школе.

Что мне сразу не понравилось в турецкой школе – так это то, что все обучение и система аттестации основаны исключительно на тестировании, то есть на выборе правильного ответа из нескольких предложенных вариантов. Например, на своем первом тестировании в третьем классе наш сын должен был продемонстрировать знания математики, турецкого языка и окружающего мира. Для этого за 2 часа ответить на 20 вопросов по каждому предмету, т.е. всего на 60 вопросов.

Во время тестирования ученики заполняют что-то вроде перфокарты, закрашивая нужную клеточку напротив номера вопроса, что позволяет легко сканировать и вводить их ответы в компьютер. Преимущество этого метода – автоматическая обработка результатов, а также проведение анализа, на основе которого даются рекомендации по поводу тем, вызывающих у ученика затруднения. Недостатки – необходимость выбора из готовых ответов, часто некорректная постановка вопроса с целью запутать учеников, а также ошибки в ответах, когда ни один из них не подходит. Впрочем, последнее случается довольно редко.

При подсчете количества правильных ответов за каждые три неправильных ответа вычитается один балл. Например, если ученик правильно ответил на 17 вопросов и на 3 – неправильно, то итоговый балл будет 16. Это правило введено для того, чтобы ученики не отвечали «наугад», если не знают правильный ответ.

После компьютерной обработки в качестве результата выдается бумажка с несколькими таблицами и диаграммами. Поскольку подобное тестирование одновременно проводится в разных школах по всей Турции, то потом подсчитывается рейтинг ученика среди одноклассников, учеников параллели, учеников района, города и общий по стране. На основании неправильных ответов каждому ученику даются индивидуальные рекомендации, на какие темы нужно обратить внимание. Учитель получает список тем и вопросов, на которых его ученики чаще всего «спотыкались». После тестирования в классе проводится «разбор полетов» и решение наиболее трудных задач из тестов.

В своем неудовольствии от того, что образовательная система в школе строится исключительно на тестировании, Полина не одинока. Как и в России, в Турции многим образованным людям это внушает тревогу. В качестве доказательства приведу достаточно большую, но убедительную цитату из статьи известного турецкого ученого-политолога Седата Лачинера, опубликованной в издании «TUIC Akademi»: «Преподавательский состав часто приводит в недоумение тот факт, как студенты, справившись с большим количеством тестов и набрав значительные баллы, не имеют представления о содержании базовых литературных и философских текстов, – пишет автор статьи и говорит далее, что даже если не принимать во внимание учащихся технических вузов, то для студентов, окончивших такие отделения, как философия, международные отношения или история, привычка читать находится на невероятно низком уровне. «Да, учебные темы в тестовой форме осваиваются быстро, между тем, они так же стремительно забываются, а при этом творческая способность устанавливать логические связи между понятиями не формируется в достаточной степени. При отсутствии у молодых людей знаний основных понятий социальных наук и предложении им теста они ведут себя, как компьютер».

Согласитесь, очень созвучно тому, что говорят российские противники сегодняшнего нашего стремления к поголовному «отестированию» школьников.

Учитель «бывшим» не бывает

Чем школа в Турции категорически отличается от российской, так это преподавательским составом. Около половины учителей в турецких школах – мужчины, что, безусловно, благотворно влияет на дух педагогического коллектива. То, что мужчины в Турции с удовольствием идут работать в образование не удивительно: учитель – одна из самых престижных и хорошо оплачиваемых профессий в этой стране среди госслужащих. Вообще, все «бюджетники» в Турции, будь то преподаватели, полицейские, уборщики мусора, артисты театров или просто офисные служащие – достаточно высоко оплачиваемые и социально защищенные граждане.

Но кроме прочего, учитель – это не просто профессия, это статус. К учителям обращаются «Мой учитель» не только ученики, но и их родители, начальство и даже коллеги. Даже если учитель уже на пенсии или работает в другой профессии, его по-прежнему продолжают уважительно называть «öğretmenim» («оретменим») или «hocam» («ходжам»).

Стоит добавить, что учитель муниципальной школы, отработав определенное количество лет или набрав определенное количество часов преподавания, получает от правительства Турции так называемый зеленый паспорт, который дает право свободного путешествия по миру без виз. И при желании путешествовать есть на что: выходя на пенсию каждый преподаватель получает от министерства образования разовую выплату – 80.000 лир или 35.000 евро. Пенсия же турецкого учителя составляет 1400-2000 лир ( примерно 24.000 – 35.000 рублей).

День детей – день независимости

И наконец, самый последний штрих, без которого наш рассказ о турецкой школе был бы не полным.

Каждая неделя в школе начинается с линейки, на которой детям напоминают, что в школу они пришли не просто так, а за знаниями. Самые популярные школьные мероприятия – это те, которые воспитывают командный дух, единство. Все учебники начинаются с портрета Ататюрка и пронизаны патриотизмом. И я глубоко убеждена, что это не плохо. Мой сын, когда им было задано, с удовольствием выучил турецкий гимн, все 10 куплетов. Потом даже написал мне его в самодельной открытке на мой день рождения.

В этом году он окончил шестой класс и на обложке табеля с оценками с одной стороны был напечатан гимн Турецкой Республики, а с другой – Обращение Мустафы Кемаля Ататюрка к турецкой молодежи: «Турецкая молодежь! Твоя главная обязанность вечно хранить и отстаивать независимость Турции и Турецкую Республику. Это единственная основа твоего настоящего и будущего. Эта основа – Твое самое ценное сокровище!»

И мне кажется, это Обращение стало своего рода напутствием и ориентиром народу в летнем противостоянии власти.


Статья была напечатана в августовском номере «Практического журнала для учителя и администрации школы» за 2013 г. Журнал издается с 2001 года московским издательским домом «Фолиум», которым руководит доктор физико-математических наук, академик Российской академии естественных наук Ольга Бурмистрова.

Тем, кто собирается отдать ребенка у турецкую школу, рекомендую ознакомиться со статьей, взятой за основу этого материала, а также прочитать комментарии после нее — там много полезной информации.

9 070

комментария 2

  1. Роза
    9.05.2014 в 10:10 | Ссылка | Ответить

    СПАСИБО, ПОЛИНА, ЗА СОДЕРЖАТЕЛЬНУЮ, ИНТЕРЕСНУЮ СТАТЬЮ. КАК ВСЕГДА ЗДОРОВО!

    • 10.05.2014 в 20:32 | Ссылка |

      Это Наталье Дегтяревой спасибо!

Ваш комментарий

*

Подписаться на комментарии к этой записи без комментирования